КОРОТКО

К.И. Могилевский: «Для России сильнее оказалась необходимость помочь братскому народу»

16.03.2018 20:30 БОЛЬШАЯ ИГРА
К.И. Могилевский: «Для России сильнее оказалась необходимость помочь братскому народу»

6–7 марта в Ереване и Гюмри прошли мероприятия, посвящённые 190-летию Туркманчайского мирного договора, с участием армянских и российских политиков, дипломатов, представителей экспертных и научных кругов. В рамках мероприятий была организована международная научно-практическая конференция «Туркманчайский мир – 190 лет: история и современность». Наше интервью с гостем конференции членом Правления Российского исторического общества, исполнительным директором фонда «История Отечества» К.И. Могилевским.

Призыв немедленно созвать экстренный саммит с участием президентов США, России и Китая для спасения мира

 

- Константин Ильич, поделитесь, пожалуйста, Вашими впечатлениями от конференции.

- Очень успешная конференция, продуктивный разговор. Я считаю, что историкам из разных стран важно встречаться, разговаривать друг с другом, потому что все открытия в науке, новые достижения, результаты возможны только при наличии взаимодействия и обсуждения новых вопросов, которые появляются к истории. Тем более что это – тема 190-летия Туркманчайского договора. Этот мир стал большим достижением в первую очередь для русской дипломатии, и он на долгое время определил вектор развития будущих событий, в том числе создал условия для нового этапа развития армянской государственности. О том, насколько этот договор был продуманным и дальновидным, говорит то, что иранская граница, установленная этим договором, за 190 лет практически не изменилась.

- Насколько сохранилась актуальность договора для России?

- Конечно, договор имеет актуальность по ряду причин. Во-первых, это опыт и урок блестящей дипломатической работы. Во-вторых, для России важно, как тогда, так и сейчас, когда речь идёт о братском армянском народе, чтобы границы оставались неизменными. В-третьих, в истории XIX – начала XX века, когда активно шло изменение границ в Европе, когда крупные европейские державы так или иначе участвовали в формировании геополитической конфигурации, был опыт решения вопросов о границах с участием России и без. И если посмотреть в историческом плане, то зачастую благодаря позиции России удавалось создавать стабильность на долгий период и наоборот.

Конечно, Туркманчайский договор имеет региональный характер, но, тем не менее, насколько долговечным он оказался – об этом надо думать. Человечество не может жить без конфликтов, но любой конфликт заканчивается миром. И важно, чтобы условия мира были продуманы, чтобы мир как можно дольше сохранялся.

- Вы сказали, что Россия всегда протягивала руку помощи братским народам. Можно ли в этом смысле провести историческую параллель с ситуацией в Сирии?

- Это было бы натяжкой. Так как тогда и общество было другое, и фактор наличия угнетённых христианских народов был очень важен. Россия, конечно, войны не хотела, но сильнее оказалась необходимость помочь братскому христианскому народу, который находился в угрожающей ситуации. Очевидна параллель и с тем, что происходило через 50 лет, когда русские войска пришли на Балканы и произошло освобождение христианских народов от исламского гнёта. Нужно понимать важность общественного мнения. Когда складывалось общее мнение верхушки, элиты, окружения царя, что невозможно не помочь, что это миссия России – спасти, защитить…Тогда, конечно, эти решения принимались. Геополитические выгоды от таких решений были призрачными. Часто ходили по краю, как, например, в Русско-турецкую войну 1877–1878 гг. Сейчас в Сирии так получилось, что Россия оказалась на переднем крае борьбы с международным терроризмом. И в этом смысле, конечно, объективно действия России способствуют сохранению сирийской государственности и возможности для сирийского народа самому определять дальнейшую свою судьбу. Надо понимать, что мир в XXI веке и мир в XIX веке – это совсем разная история. Что неизменно, как тогда, так и сейчас - российский офицер, солдат остаётся надеждой для мирных жителей, у которых уже нет другой надежды, под прицелом тех сил, которые стремятся к войне.

- На протяжении всей истории получалось так, что Россия с Турцией были по разные стороны баррикад – провели немало как двусторонних войн, так и в блоках. На сегодняшний день также периодически наблюдаем накал отношений между двумя странами. На Ваш взгляд, в каком русле будут развиваться взаимоотношения России с Турцией?

Правительство России ушло в отставку

- Как гражданин России, я заинтересован в том, чтобы у нас со всеми нашими соседями были ровные, по возможности, дружеские отношения. Конечно, сейчас в мире очень нестабильно, поэтому очень важно не создавать новых очагов напряжённости и гасить те, которые существуют. И сегодня враг номер один – это международный терроризм, сила антигосударственная. Эта ситуация подталкивает государства к нахождению общего языка. Неоднократно руководство нашей страны, МИД отмечали контрпродуктивность, прямой вред от попыток некоторых стран использовать в своих интересах эти деструктивные силы международного терроризма. Заигрывать с ними, подкармливать с надеждой, что они сыграют в их интересах, как показывает история, - это очень опасная игра. Поэтому объективный интерес всех государственных сил состоит в нахождении общего языка в борьбе с международным терроризмом.

- Однако вернёмся к Туркманчайскому договору, после которого истории наших народов стали тесно пересекаться. Как Вы оцениваете современный этап армяно-российских отношений? Какие есть проблемы, и каковы пути их преодоления?

- Конечно, для многотысячелетней армянской истории два века – это мгновение. На современном этапе каких-то принципиальных сложностей я не вижу. Я как историк, как гражданин России, всегда с большим удовольствием приезжаю в Армению. Здесь у меня много друзей. Я вижу отношение к России, к россиянам. Эта не та ситуация, когда нужно говорить о каких-то крупных проблемах. Безусловно, у этих отношений есть потенциал. Если говорить о взаимодействии историков наших стран, то он очевиден: нам нужно больше общаться. И мы, Российское историческое общество, фонд «История Отечества», вносим свой вклад в интенсификацию этих контактов. Сейчас мы с большим удовольствием приняли участие в конференции. Строим планы на будущее. Ведём разговор о том, чтобы как-то наладить эффективную работу представительства Российского исторического общества здесь, в Ереване. Перспективы большие. И сюжетов много, которые касаются как армяно-российских двусторонних отношений, так и многосторонних. Конечно, хотелось бы, чтобы армянские историки, среди которых есть очень подготовленные, известные в мире люди, принимали активное участие в обсуждении тех вопросов, которые волнуют российских и европейских историков.

- Вы сказали, что мир XIX и XXI веков – это совсем разные явления. И в современной реальности есть силы, которые направлены против армяно-российского сотрудничества, которые активно развивают свою деятельность в медиапространстве: ведутся различные информационные кампании, информационные войны. На Ваш взгляд, какие существуют эффективные способы борьбы в информационном поле?

- Для этого рецепт всегда один: не надо ввязываться в контрпродуктивную дискуссию с недобросовестными оппонентами, а с добросовестными – больше говорить, и говорить правду. Если мы говорим об истории, то стараться больше рассказывать, искать интересные людям формы. История – это не скучно. Это очень интересно, потому что история всегда с вами. История – о людях. Поэтому задача Российского исторического общества состоит в том, чтобы стараться доносить до общественности, отвечать на общественный запрос на интерес к истории, транслируя людям в привлекательной форме качественное историческое знание. Только чистой водой смывается грязь, других способов нет. Как раз это мы стараемся делать.

Беседу вела ЗАРУИ БАБУХАНЯН

Реклама