КОРОТКО

«Довлатян снимал честное кино»

16.02.2018 19:45 КУЛЬТУРА
«Довлатян снимал честное кино»

На днях в Музее литературы и искусства им. Егише Чаренца состоялось открытие выставки и вечер, посвященные памяти народного артиста АрмССР и СССР Фрунзе Довлатяна. На выставке представлены эксклюзивные фотографии, афиши фильмов, сценарии и другие архивные материалы. Она будет открыта для посетителей  в течение месяца. Все принадлежавшие Фрунзе Довлатяну материалы были подарены музею женой  режиссера Ирэн Ордуханян. На открытии выставки присутствовали члены семьи Довлатяна, друзья, студенты, близкие, которые поделились воспоминаниями о великом деятеле искусства. После чего был показан фильм режиссера Эдуарда Амбарцумяна, посвященный 90-летию Фрунзе Довлатяна.

В Самаре пройдет «Неделя армянского кино»

 

«Человек, который стоит в армянском киноискусстве крепко, как дуб»

По словам директора Музея литературы и искусства им.Е.Чаренца Каро Варданяна, Фрунзе Довлатян был человеком, который стоит в армянском киноискусстве крепко, как дуб, чье оставленное наследие надо хранить как реликвию. «Многие пытались раскрыть секрет успеха Довлатяна. На мой взгляд, один из секретов - в его глубоком знании литературы. Он любил читать и основательно знал армянскую  и мировую литературу. В качестве примера напомню одно из его произведений –шедевров - фильм «Одинокий орешник». Там есть эпизод, где он танцует. Этот его танец на всех произвел впечатление, про него и в прессе писали. До фильма я видел этот танец в романах Гургена Маари «Горящие сады» и Хачика Даштенца «Зов пахарей». Довлатян за секунды  создавал в кадре целую историю, чувства и настроение. Если учесть тот период, когда творил Довлатян и его поколение, я имею в виду многочисленные запреты, то мы с уверенностью можем сказать, что в результате всего этого мы получили  славное наследие, о котором сегодня вспоминаем с  восхищением. Таких величин не так уж много, и оставленное ими огромное наследие всегда должно нас обязывать.

Сейчас очень велика озабоченность по поводу перспектив кинематографа. В последние месяцы были предприняты серьезные шаги для того, чтобы дать ему новое дыхание, и наше наследие, ярким представителем которого является Довлатян, очень обязывает. Наше киноискусство должно иметь достойные перспективы, безусловно, они должны основываться на тех показателях и внушительном наследии, которое создавал и Довлатян».

 

«Его фильмы вызревали в мучениях»

Сын  кинорежиссера  Микаэл Довлатян утверждает: «Отец жил так, как снимал свои фильмы. Он был очень открытым по отношению к людям, уважал их. Уважал съемочную группу, я видел его отношение к декораторам, операторам, артистам, и уважение было взаимным, потому что это была одна команда. Работал он честно и снимал честное кино, боролся за каждый свой кадр. Его почерком была честность. Его фильмы вызревали в мучениях».

Мастер класс Рубена Дишдишяна откроет форум «Время кино» в Казани

 

« Довлатян бросил вызов миру»

По словам поэта Арташеса Арама, в жизни, особенно в искусстве, нет ничего случайного, не случайным было и то, что Амо Бекназарян первым заметил Фрунзе Довлатяна. Арташес Арам поделился своими воспоминаниями: «Когда я учился в школе, решил написать стихи и показать Довлатяну. Анализируя  прошедшие годы, понимаю, что это было испытание, которое мне надо было преодолеть. Я представил свое произведение Довлатяну, он взял и сказал, что обязательно прочтет. На нашей следующей встрече я  понял, что он сделал все, чтобы я не опустил руки. В следующий раз я встретился с Довлатяном, будучи студентом ЕГУ. Один из моих друзей, член  студсовета, сказал, что они хотят пригласить Фрунзе Довлатяна на встречу со студентами и попросил меня это сделать. Я позвонил Довлатяну, пригласил его. Он ответил, что редко ходит на приглашения, но в университет обязательно придет. Для меня это было большим праздником. Довлатян пришел в университет с артистом Азатом Гаспаряном, воплотившим образ Чаренца, и весь университет заполнился Довлатяном и этот день превратился в праздник. В последний раз с Довлатяном я встретился случайно, при выходе из магазина. Поздоровавшись, он сказал: «Что это такое происходит?» Я огляделся и увидел, что ничего нет. И тут же я  понял, что подтекст сказанного относится к данному периоду времени - что тогда происходило. Довлатян был из тех людей, которые понимали, что если пришел в этот мир, то должен выполнить долг перед этой землей, народом, страной. То, что он смог сделать своими фильмами, выходит за рамки концепции кино. К сожалению, перед нашей нацией всегда стояла проблема существования, и Довлатян, бросая вызов миру, сказал: «Здравствуй, это я». Те, кто сегодня изучают кинематографию, должны суметь воспринять тот свет, который исходит от каждого кадра Довлатяна и поможет им на пути к высотам. В то время, когда было опасным даже упоминание имени Параджанова, Довлатян выступил с защитой его фильма «Саят-Нова» в журнале «Весна» («Гарун»). Это была не просто статья,  а братское слово кинорежиссеру, оказавшемуся в сложнейшей ситуации. Очень трогательно, что Параджанов посвятил памяти Довлатяна один из своих коллажей, там есть символический ангел. Уверен, что этот ангел, летящий от Параджанова к Довлатяну, продолжит парить над нашим кинематографом».

 

Довлатян отказался от плаща, сшитого для Феллини

Редактор журнала «Кино» Роберт Матосян вспоминает, что в 1987 году на Тбилисском Всесоюзном кинофестивале был представлен фильм Довлатяна «Одинокий орешник»: «После показа фильма было много откликов, за создание лучшей мужской роли в фильме Армен Джигарханян был удостоен премии. А до этого мы узнали, что Параджанов будет отмечать дома свое 60-летие. Мы отправились в дом Параджанова, прием начался на улице, где были также представлены его коллажи. Одним из интересных моментов был тот, что Параджанов открыл сундук, достал оттуда плащ и сказал, что сшил его в тюрьме для Федерико Феллини, однако передать ему не удалось. «Этот плащ дарю Довлатяну»,- сказал Параджанов и набросил плащ на плечи Довлатяну. Довлатян, конечно, отказался. В тот момент я вспомнил, как в Англии на плечи Виктора Амбарцумяна набросили плащ Исаака Ньютона. Незабываемым был и приезд Анри Верноя в Армению, тогда мы с Довлатяном поехали на машине его встречать. Мы побывали в нескольких местах, потом нас встретил Католикос Вазген и все мы участвовали в Литургии. Затем вместе с Фрунзе Довлатяном, Анри Верноем, Хореном Абрамяном, Кареном Погосяном мы пошли обедать в ресторан, который находился прямо за церковью. Тогда крестили ребенка из Гюмри, и его родственники в ресторане отмечали это событие. Один из них подошел к нам и пригласил Хорена Абрамяна за свой стол. Хорен не пошел, тогда эти люди подняли наш стол и присоединили к своему. Надо было видеть, какое царило настроение! Много есть всяких историй, и я счастлив, что общался с Довлатяном. Пока существует армянское кино, будет существовать режиссер Довлатян».

 

«На курсе все девушки для него были Вардануш, а ребята - Аркадиями»

Помимо создания фильмов Фрунзе Довлатян занимался также обучением молодого поколения, передавал ему свои знания. Один из его бывших студентов, ныне ведущий Артем Акопян признается, что то, чему он научился в студенческие годы у знаменитого режиссера, до сих пор является частью  его пройденного пути: «Как учитель он был строгим и в то же время очень добрым. На курсе все девушки для него были Вардануш, а ребята – Аркадиями, так он обращался ко всем. Начало всему тому, чего я достиг, было положено именно в те годы. Мне было 16 лет, я был неопытным мальчиком, но Довлатян решил, что я должен играть  в спектакле. Он доверял мне, я сыграл в этой пьесе, и я благодарен ему…»

Звард ХАЧАТРЯН

Реклама