КОРОТКО

Армения и энергетический аспект Евразийской интеграции

23.12.2017 22:38 КАРТИНА ДНЯ АНАЛИТИКА
Армения и энергетический аспект Евразийской интеграции

В рамках ежегодного заседания Евразийского экспертного клуба на конференции «Три года ЕАЭС: достижения и перспективы» с докладом выступил ведущий аналитик НОФ «Нораванк», национальный эксперт ООН по энергетике АРА МАРДЖАНЯН:

Пашинян ответил на заявление Карапетяна о неприемлемости избрания премьер-министра на площади

За последние почти 30 лет Армения и весь наш регион находятся в состоянии разрыва между 2-мя большими интеграционными проектами. Несколько условно их можно назвать интеграцией по оси Запад-Восток (или «Западным Проектом»), и по оси Север-Юг («Евразийский Проект»). Сложившаяся ситуация не нова, ее истоки можно возвести к планам генштаба кайзеровской Германии начала XX века, к перипетиям разработки национальной политики ВКП(б) 20-х 30-х годов в Закавказье, или же к программе «Tier» Директора национальной разведки США начала 90-х по Кавказско-Каспийско-Среднеазиатскому региону. Конкретные достижения по инфраструктурному развитию первого из них за последние несколько лет заметны и весомы. Достижения-же Евразийского интеграционного проекта по оси Север-Юг в этом отношении менее конкретны и носят более бумажный характер.

Геополитические реалии нашего региона таковы, что именно в рамках «Западного Проекта» осуществляется энерготранспортная блокада Армении, удушающая нашу экономику, тормозящее наше развитие. Я тут имею ввиду не только хорошо известные перипетии прокладки нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, или железнодорожную блокаду Армении, осуществляемую Турцией, Азербайджаном и Грузией. Но и то, о чем известно мало, а говорится еще меньше. Об отсечении Армении от развития региональной высоковольтной сети ЛЭП (линия Борчка-Ахльха), осуществленной в 2004-2007 гг. в рамках Организации Черноморского экономического сотрудничества, по инициативе Турции и при поддержки США и ЕС. Или изолировании Армении от развития магистральных оптиковолоконных кабельных сетей широкополосной связи и интернета в регионе, в конце 90-х начале в нулевых годов.

Поставим следующий вопрос: каково отношение граждан Армении к этим интеграционным проектам сегодня. Или, более конкретно, «каково отношение граждан Армении к членству республики в Евразийском экономическом союзе, и/или в Европейском союзе». Это интересный вопрос, тем более что, во-первых, как вы, несомненно, знаете, недавно Армения подписала т.н. (в кавычках) «Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между Арменией и Европейским союзом». (Почему мы берем это название в кавычки станет ясно из дальнейшего). А во-вторых, известна официальная позиция властей республики по нему — кратко ее можно охарактеризовать понятием «комплементарность». Т.е. участие и там, и тут, нахождение взаимодополняющих возможностей между этими интеграционными проектами, их взаимное обогащение, уход от конфронтационных решений и ситуаций.

Карапетян: избранник народа не может быть выбран на площади

Здесь не место оценивать эффективность и долговременную устойчивость подобной позиции Армении. Вместо этого я отвечу на поставленный выше вопрос — что думают граждане Армении по этому поводу. Причём, мы будем использовать результаты опросов, проведенных Хельсинской Ассамблеей Норвегии и Армении (Ванадзорский офис). Т.е. организациями вполне прозападными, которых сложно заподозрить в симпатиях к Евразийскому проекту вообще, и к России — в частности. Последний такой опрос проводился этими организациями в Армении в мае 2017 г., по репрезентативной статистической выборке в 1200 респондентов, во всех марзах республики.

Так вот, по результатам опроса, треть респондентов (33%) посчитали желательным участие Армении в Европейском союзе, и еще треть (32%) — в Евразийском. 12% посчитали желательным участие в обеих этих союзах, и 10% — ни в каком из них. Годом ранее, в августе 2016-го, участие Армении в Европейском Союзе посчитали желательным 41% респондентов, а в Евразийском — всего 25%. И это понятно. Вы несомненно помните, что 2016-ый был тяжелым годом для нас — год апрельской агрессии Азербайджана в НКР, год захвата полицейского полка в Ереване, попытки вооруженного переворота в Армении. Именно тогда со всей остротой встал тяжелый для нас вопрос продажи российского и израильского оружия Азербайджану, двусмысленного балансирования нашего стратегического союзника в ходе боевых действий. Это не могло не нанести существенный урон отношению к России как к стратегическому союзнику, вопросу членства Армении в Евразийском экономическом союзе.

Действительно, если в августе 2015-го только 24% респондентов посчитали желательным участие Армении в Европейском союзе, то через год, в августе 2016-го их число почти удвоилось. И обратно, если в 2015-ом за Евразийский союз высказалось 36% респондентов, то в августе 2016-го их число упало до 25%. Вообще, хочу подчеркнуть особо: ни одна страна в мире не нанесла столь тяжёлого урона положительному отношению Армении к евразийскому интеграционному процессу и России, чем сама Россия. Ситуацию тут удалось стабилизировать лишь экстраординарными мерами: поставками «Искандеров», созданием единого поля ПВО и ПРО, формированием объединённой группировки войск, последовательным выполнение мероприятий по продлению срока эксплуатации Армянской АЭС до 2026-2027гг.

Никол связывает свои надежды с Кареном Карапетяном

В целом, результаты опроса позволяют сформулировать некоторые важные выводы. (замечу в скобках, что они существенным образом отличаются от выводов самих организаторов опроса).

Во-первых, за прошедшие 4 года уровень поддержки евразийского интеграционного проекта гражданами Армении был заметно выше, чем европейского проекта.

Во-вторых, тяжелые последствия 2016 года в этом смысле удалось купировать. И сегодня оба интеграционных проекта имеют почти равную поддержку, при восходящем тренде для евразийского проекта. Напомню, в мае с.г. за евразийскую интеграцию проголосовало треть респондентов, а годом ранее — всего четверть (25%).

В третьих, база поддержки государственной политики «комплиментарности» среди граждан республики не превышает 10-12% (доля ответов «в обеих»). Причем, в 2016-ом доля респондентов, считающих желательным участие Армении в обеих интеграционных проектах оказалась минимальной — всего 6%. Таким образом, согласно результатам этого опроса, политика «комплиментарности» опирается лишь на незначительную долю общественного мнения населения республики.

Обратимся к энергетике, точнее — к атомной энергетике. Спросим, что же мы подписали 24-го ноября с.г.? Точнее — с кем? За последние 12 месяцев в более чем пятистах публикаций в армянских СМИ и масс-медиа мы встречали утверждение, что мы собираемся подписывать «Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между Арменией и Европейским союзом». Оказалось — ничего подобного. За все это время в армянских СМИ и масс-медиа, в выступлениях и интервью официальных лиц, этот документ ни разу не был приведен своим полным названием. Оказалось, что мы подписываем «Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между Европейским союзом И ЕВРОПЕЙСКИМ СООБЩЕСТВОМ ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ И ЕЕ ЧЛЕНАМИ С ОДНОЙ СТОРОНЫ, и республикой Армения с другой». Т.е. подписываем мы его не только с Европейским союзом, но и с организацией, которая сокращенно называется Евроатом, со всеми ее 28-ю членами. Характерно, что из полторы десятка организаций и структур ЕС, в качестве подписанта в текст соглашения помимо самих ЕС и Армении выделен только Евроатом.

В чем тут дело? Дело в статье 42, 2-ой главы соглашения, где говорится — цитируем: «в Гражданском ядерном секторе, принимая во внимание специфику Республики Армения, в частности, уделяя особое внимание высокому уровню ядерной безопасности, на основе стандартов МАГАТЭ и стандартов и практик Европейского союза, и на основе международных руководств и практик по ядерной безопасности, сотрудничество в этой области должно включать… среди прочего… Закрытие и безопасный вывод из эксплуатации Мецаморской АЭС и скорейшее принятие с этой целью «дорожной карты» или плана действий, учитывающих необходимость замещения АЭС новыми мощностями, обеспечивающих энергетическую безопасность Республики Армения и условий для ее устойчивого развития» (выделено нами — А.М.).

Первый вице-премьер Карен Карапетян приступил к исполнению обязанностей главы Правительства
  1. 5. Формулировка этой статьи соглашения содержит положительные моменты, но и опасные ловушки. К положительным моментам следует отнести то, что:
  • Во-первых, указывается на готовность ЕС помочь в деле вывода из эксплуатации 2-го блока Мецаморской АЭС. Задачи важной и включенной в список первоочередных задач правительства Армении.
  • Во-вторых, признается факт “специфики” Армении, в формулировке, оставляющей свободу в интерпретации этой самой специфики. Ее можно трактовать и как “сейсмичную опасность” площадки АЭС — что и сделано в тексте соглашения. Но и как фактор “энергетической безопасности” страны, лишенные собственных углеводородных ресурсов и зависящие от поставок первичных энергоносителей.
  • В третьих, признается необходимость “в замещающей Мецаморскую АЭС мощности, способной обеспечить энергетическую безопасность и устойчивое развитие республики”.

Здесь необходимо подчеркнуть, что Мецаморская АЭС — это в первую очередь “гарантированная генерирующая мощность” (ГГМ) и только потом — источник энергии. Именно дефицит ГГМ — основная проблема Армянской энергетики. Именно ГГМ — основа энергетической безопасности республики и залог ее развития в долгосрочной перспективе. Ни солнечная, ни ветроэнергетика, ни малые ГЭС таковыми не являются. И не могут служить в качестве замещающей мощности для АЭС. Для Армении таковыми являются либо новый атомный блок (а это, между прочим, 2-ой принцип государственной энергетической стратегии, разработанной правительством и одобренной Президентом Армении в 2015г.). Либо большие ГЭС с водохранилищами многолетнего регулирования. И ничего более.

К скрытым опасностям текста соглашения следует отнести то, что приведенная формулировка фактически размывает единоличную ответственность МАГАТЭ — единственной и профессиональной международной организации, вот уже не одно десятилетие вплотную занимающейся Армянской АЭС. Сегодня, после подписания соглашения, в вопросе Армянской АЭС, а, следовательно, и в вопросе по выбору технологии нового блока АЭС, к МАГАТЭ присоединялся Евроатом и его 28 члена. Ситуация тут тревожным образом напоминает попытки размыть единоличный мандат Минской группы по урегулированию противостояния в Арцахе, или попытки США и Израиля размыть мандат того-же МАГАТЭ по мониторингу выполнения соглашения по ядерной программе Ирана.

Я иду на встречу с Пашиняном, чтобы провести переговоры и найти решение – Карен Карапетян

Таким образом, сегодня Прага (продающая оружие Азербайджану и призывающая снять ограничения ЕС на продажу летального оружия этой стране), Варшава (со своим военно-стратегическим сотрудничеством с Турцией в рамках НАТО, включая ПРО и ядерное оружие), или Будапешт — со своими тесными связями с Азербайджаном, а также Вильнюс, Рига или Таллин, могут эффективно, и главное — законно, заблокировать использование любой российской атомной технологии при строительстве нового блока Армянской АЭС. Включая знакомую армянским специалистам технологию реакторов типа ВВЭР, которые на сегодняшний день, да и в обозримой перспективе — являются наиболее надежными, эффективными, а главное конкурентоспособными в атомной энергетике.

В конечном счете все это означает, что создан механизм потенциально способный лишить Армению атомной энергетики. Лишить раз и навсегда! Следовательно, мы можем потерять то, чем гордились наши отцы и мы. То, что делало уникальным 2-ю и 3-ю Республику Армении во всем регионе Большого Ближнего Востока — потерять 3-х компонентную структуру генерирующих мощностей, с достаточным запасом гарантированной мощностей. Более того, создан механизм способный отсечь Армению от России в наиболее значимом, технологичном, долгосрочном и наукоемком сегменте сотрудничества.

В целом, формулировки статьи 42 соглашения имеют некоторую свободу интерпретаций, предоставляющую определенное пространство маневра и оставляющую надежду на осторожный оптимизм. Однако, чтобы не повторять тяжелые ошибки прошлого, и не совершать новые, круг этих вопросов постоянно должен быть в фокусе внимания как властей республики, так и аналитического сообщества Армении. А главное, необходимо остановить тенденции технологического и научного вырождения республики, возродить и укрепить традиции долгосрочного планирования, моделирования и прогнозирования. Круг этих вопросов должен быть введен в каждодневную повестку дня Евразийского экономического союза.

soyuzinfo.am

Реклама