КОРОТКО

Баллада о пощечине

20.10.2017 21:58 ПУЛЬС СТРАНЫ АНАЛИТИКА ПОЛИТИКА
Баллада о пощечине

 

Выходите, приехали. Высокопоставленный представитель духовенства не только считает приемлемым законопроект «О семейном насилии», обеспечивающий неограниченное вмешательство в дела любой семьи, что само по себе противоречит доктрине христианства, но и считает нормальным, чтобы светские власти принимали законодательные акты «не имеющие ничего общего с христианской семьей».

 

Когда беспринципность является принципом

Речь, как уже догадался читатель, идет о  предводителе Ширакской епархии епископе Микаэле Аджапахяне. Если во время прошедших в Матенадаране слушаний по законопроекту, он, заняв позицию «я за, но…», фактически взял на себя функцию неофициального спикера министерства юстиции, то во время парламентских слушаний, организованных комиссией НС по евроинтеграции, уважаемый священнослужитель зашел еще дальше - заявив, что давно получили силу закона такие несовместимые с христианской семьей категории, как разводы и аборты, и с позиции «а почему бы и нет» выразился и на счет данного антисемейного законопроекта.

Что касается разводов, то епископ забывает, что институт развода как крайнее средство был предусмотрен еще тысячу лет назад в судебнике Мхитара Гоша, который в свою очередь являлся адаптацией действующего тысячелетиями закона Михра-Артавазда к христианской реальности. Что касается абортов и прочих явлений, то высокопоставленный священнослужитель, похоже, забывает, что вне зависимости от побудительных причин и аргументации светских властей обязанностью духовенства является протест или, по крайней мере, выражение несогласия с подобными инициативами.

Но еще более непривычно звучали из уст священнослужителя рассуждения о евроинтеграции, что находится в чисто политической плоскости и вроде бы духовенство как класс, исходя из своей миссии, не должно было вообще в это вмешиваться. Но мы услышали рассуждения, что если евроинтеграцию как таковую принимаем, то значит должны принять и соответствующие законы. Честно говоря, даже не хотим представлять, насколько далеко в своих политизированных рассуждениях может зайти уважаемый священнослужитель.

Но возникает риторический вопрос - похожую позицию столь высокопоставленный представитель духовенства высказывает не в первый раз, он это озвучил также примерно неделю назад, но до сих пор обществу неизвестно – является ли  это личным мнением епископа или же отражает позицию  Первопрестольного  Эчмиадзина? Думаем, что ответ на этот вопрос очень важен для 90 процентов граждан РА.

 

«Отцовские пощечины» законны или вне закона?

 

 Вопрос об «отцовских пощечинах» в связи с данным законопроектом звучит не впервые, и довольно многие выражали озабоченность, что это довольно распространенное средство воспитания в случае принятия закона будет делегитимизировано  и  огромное количество родителей подпадут под карательные санкции. Но во время парламентских слушаний основной докладчик, замминистра юстиции Виген Кочарян многократно почти клятвенно заверял, что это не считается и не может считаться семейным насилием. Тем не менее, чтение сухого текста законопроекта приводит к однозначному мнению, что юридические формулировки будут однозначно трактовать это как семейное насилие со всеми вытекающими последствиями. То есть, данный госчиновник, по сути, мягко стелет, лишь бы  снизить степень общественного  сопротивления данному законопроекту. Кстати, уважаемый епископ также довольно много говорил об «отцовских пощечинах», побоях и поучениях, упоминая библейские тексты, попутно также напомнив, что в древнеармянском – грабаре, слово «поучение» буквально означает порку. Но какой прок от этих околорелигиозных рассуждений, если  все эти категории, упомянутые уважаемым епископом, подпадают под юридические формулировки, предполагающие немедленное вмешательство в семью? А в результате обсуждений кто кому «дал пощечину» или «подверг поучениям» - точно сказать не можем. Но не можем не констатировать стремление министерства юстиции прибегнуть к любым манипуляциям, лишь бы провести этот закон в таком виде, в каком он есть. И это вне зависимости от того, что законопроект является настоящей коллекцией антиконституционных формулировок, примеры чего привели участвующие в слушаниях как депутаты, так и представители общественности. Примечательно, что законопроект построен на концепции предположительности, из чего следует, что тот, кому будет дано право предполагать наличие семейного насилия, фактически получит безграничную власть над любой семьей. И хотя термин «предположение» встречается в законопроекте 48 раз, замминистра с самым невинным выражением лица утверждает, что это сделано с целью обеспечения «презумпции невиновности». Между тем, даже первокурснику юрфака известно, что презумпция невиновности относится к уголовному законодательству, а защитники закона лицемерно твердят на каждом шагу, мол, данный закон ничего не криминализирует, а служит исключительно цели профилактики.  Похоже, что наличествует весьма определенный и тяжеловесный интерес, если  считающийся одним из лучших преподавателей права замминистра озвучивает утверждения,  вызывающие серьезные сомнения в юридической грамотности их автора.

Конечно, есть заинтересованность в весьма внушительной сумме, предоставляемой в виде гранта. Есть заинтересованность в создании структур, которые могут сделать с любой семьей все что угодно, и поэтому не будет недостатка в семьях, которые будут давать щедрую мзду, лишь бы отвадить ювенальщиков от порога собственного дома. Но возникает вопрос: ради чего все-таки был вытащен на свет божий проект, чреватый как огромными коррупционными рисками и большой общественной напряженностью, так и содержащий потенциал беспрецедентного роста кровавых преступлений?

 

Теория незаговора

Хотя замминистра Виген Кочарян иронизировал над любыми предположениями о диктуемых внешними силами зловещих целях, заявляя, мол, в случае наличия заговора не было бы гласных обсуждений, тем не менее вся эта грязная история содержит большой теневой пласт. Причем, пласт в виде не только корыстных групповых интересов.

Довольно часто принято говорить, что данный законопроект - составная часть обязательств, взятых перед Евросоюзом. Но был совершенно уместен вопрос депутата от  фракции блока Царукян Сергея Багратяна: содержит ли в прямом виде подобное обязательство текст соглашения РА-ЕС? Естественно, подобного нет ни в английском оригинале, ни в официальном переводе на армянский. И возникает вопрос:   не является ли  одной из теневых целей именно создание перманентной общественной напряженности (цель минимум), а в случае удачи – взрыв общественного негодования вокруг столь чувствительной темы и появления на улицах «неистовствующих толп»? А с помощью большой и кипящей справедливым негодованием массы уже довольно легко манипулировать таким процессом, как конкретная конфигурация элитной верхушки после окончательного конституционного перехода, намеченного на апрель 2018-го.

Впрочем, тот факт, что в Сочи Серж Саргсян заявил о поддержке предложенной российской стороной декларации приоритета традиционных семейных ценностей, думаем, содержит подсказку для будущего. Это подсказывает, что в определенный момент прозвучит из президентских уст знаменитая формулировка «Это некрасиво», на этот раз относительно злополучного антисемейного закона. А до этого момента еще порядочное количество чиновников успеют загубить свой рейтинг поддержкой данного нелепого и явно антинационального законопроекта. Некоторые это понимают, но не могут выйти из процесса, другие - не видят ничего дальше собственного носа. А есть и такие, кто считает, что если «вовремя предать», то бишь вовремя поддержать эту гадкую инициативу, значит, обеспечить звездный час собственной карьеры. Каждому - свое.

Ованнес ГАЛАДЖЯН

 

P.S. –Когда верстался номер, стало известно, что на слушаниях по антисемейному закону, прошедших в резиденции палаты адвокатов РА, предводитель Тавушской епархии епископ Баграт Галстанян разнес в пух и прах  весь законопроект. Он также сообщил, что скоро будет озвучена официальная позиция Армянской Апостольской церкви.

Реклама