КОРОТКО

«Если бы у меня была возможность, назвал бы следующий фильм «Обещание-2». Терри Джордж

10.10.2017 20:21 КАРТИНА ДНЯ КУЛЬТУРА
«Если бы у меня была возможность, назвал бы следующий фильм «Обещание-2». Терри Джордж

Фильм-завещание мецената Кирка Керкоряна, историческая мелодрама американского режиссера Терри Джорджа «Обещание», которая является первым голливудским фильмом, затрагивающим тему Геноцида армян, продолжает свое победное шествие по крупным мировым кинотеатрам - начиная с Соединенных Штатов и до европейских городов. Режиссер фильма Терри Джордж причисляет его к ряду своих главных фильмов - как продолжение фильмов «Во имя отца», «Отель Руанда». Несколько дней назад Терри Джордж побывал в Ереване уже во второй раз (в первый раз режиссер приехал  в Ереван для проведения исследовательских работ для фильма) и в беседе с нами откровенно отметил, что для него самое волнующее  - то, что его работа возвращается  в ту страну, к тому народу, предки которого пострадали в результате преступлений, о которых рассказывается в фильме. Кстати, от наших глаз не ускользнуло  и то, что на пиджаке Терри Джорджа была прикреплена символическая незабудка.

Картинки по запросу терри джордж обещание

 «Мы сняли всего лишь небольшой островок страданий армянского народа»

-Г-н Джордж, приехав вновь в Армению, какие вы испытываете чувства после всех положительных и негативных откликов на фильм «Обещание»?

-Я был здесь четыре года назад с целью исследовать, даст ли этот проект свои плоды или нет. Сегодня же мы вернулись и можем сказать людям: вот ваша история, представленная в фильме. Мы сняли всего лишь небольшой островок страданий армянского народа. Надеюсь, что рассказывая об этом миру, люди не только еще больше сплотят свои усилия в деле предотвращения геноцидов, но и армяне Армении и Диаспоры увидят, что их история рассказывается самым мощнейшим на сегодня способом выражения - фильмом. Особенно учитывая, что Геноцид армян был первым крупным геноцидом 20-го века, однако эти преступления продолжаются до сих пор. Сейчас мы - свидетели таких же преступлений в Сирии, Мьянме, и это еще больше убеждает  меня в том, что рассказав эту историю, доведя ее до сознания людей, мы поможем в борьбе против этих преступлений. Сегодня я горд и очень взволнован тем, что вернулся в Армению, историю народа которого я показал в фильме «Обещание». Я благодарен армянскому народу за это доверие.

«Они пытались дискредитировать фильм»

-После большой премьеры фильма в соцсетях развернулась направленная против него антипропаганда, причем  это сказалось и на таблице рейтинга фильма. А как это сказалось на вас?

-Спустя считанные часы после премьеры появились тысячи  отрицательных  комментариев про фильм. Их количество стало стремительно расти в ближайшие дни, однако расследующие журналисты выяснили, что это был процесс, организованный отрицателями, пытавшимися дискредитировать фильм. И хотя это были глупые и наивные попытки, однако они часто достигали успехов и сбивали с толку зрителей – любителей фильмов среднего уровня. К этому можно было бы отнестись с юмором, но это было отвратительно. Что касается конкретно меня, то личных угроз как таковых я не получал, так как именно исходя из этого у меня нет странички в соцсетях.

«Мир и кинематограф в долгу перед Кирком»

- Интересно, как вы решились взяться за съемки этого фильма, тем более что можно было представить всю его тяжесть и последствия?

-В действительности заветное желание Кирка Керкоряна представить эту историю стало основой создания фильма. Но в то время он уже был болен и скончался до начала съемок фильма, после чего с большим воодушевлением реализацией фильма занялся продюсер Эрик Исраелян. Были еще люди, решительно настроенные рассказать эту историю. За короткое время вся творческая команда поняла, что мы делаем особенное дело.

-Возможно ли появление фильма «Обещание-2»?

-Сейчас такие фильмы не снимаются, если только, конечно, не появится кто-нибудь  такой же щедрый и дальновидный, как Кирк Керкорян. Европейские продюсеры не могут финансово позволить себе съемки фильма такого масштаба, и вообще эта традиция постепенно исчезает. И если бы не Кирк Керкорян, если бы не Эрик Исраелян, то этот фильм никогда бы не был снят. Так что, считаю, что мир и кинематограф в долгу перед этими людьми и особенно  - перед Кирком.

Похожее изображение

«Мне, режиссеру, оставалось всего лишь стоять в стороне…»

-Какая сцена в ходе съемок  фильма была для вас самой  сложной и волнующей?

-Сцена резни на берегу реки была, конечно, самой эмоционально тяжелой и для актеров, и для всего коллектива. При вовлечении в фильм актеров столь  высокого уровня мне, режиссеру, оставалось всего лишь стоять в стороне и позволять им делать свое дело, потому что я понимал эмоциональный накал сцены. И она имела колоссальное воздействие. Сцена была сложной еще и в том плане, что мы были решительно настроены на то, чтобы детям старше 13 лет  разрешили просмотр фильма. То есть, страшные переживания сцены мы попытались уравновесить степенью передаваемых эмоций. Одной из самых сложных сцен был также показ депортации с берега, потому что  снимать надо было ночью и требовалась серьезная организационная, техническая работа.

 -На какую роль сложнее всего было найти исполнителя?

- Наверное, Анны. Потому что Кристиан Бэйл согласился на роль Криса,  к нему присоединился Оскар Айзек- исполнил роль Микаэла, оставалось найти исполнительницу, которая могла бы проявить свои актерские способности рядом с такими мощными актерами. Было важно, чтобы кинозрители поверили, что эти двое мужчин, сильный и слабый, полюбили одну и ту же женщину. Поэтому самым сложным во время кастинга был выбор исполнительницы образа Анны. Долгое время мы искали актеров по всему свету и, по-моему, мне повезло, что я нашел Шарлотт ле Бон. Она превосходно справилась со своей сложной ролью.

««Обещание» не историческая драма, а современная»

-«Во имя отца», «Отель Руанда», «Обещание»…Каким будет ваш следующий фильм?

-Я планирую и, во всяком случае, попытаюсь и надеюсь, что он будет о беженцах Ирака, Дамаска. В Дамаске вышла в свет книга «Исчезновение», на основе которой хочу снять фильм, который будет продолжением этих кинокартин. В конце концов «Обещание» не историческая драма, а современная, потому что параллельно со съемками мы следили за происходящими событиями, за тем, как беженцы из Алеппо бежали через пустыню Дейр-Дзор. Причем, именно из тех мест, которые мы снимали в фильме. По времени наши съемки совпали с тем, когда беженцы тонули в Средиземном море. Кстати, в снятой нами сцене резни на берегу реки есть один момент, когда Кристиан Бэйл подходит к лежавшему убитому ребенку. Это сцена - с фотографии сирийского ребенка-беженца, утонувшего около греческого берега ровно за две недели до съемок. Я снимаю  последовательность -  от «Отеля Руанда» до «Обещания» и надеюсь, что мой следующий фильм будет о крупнейшем кризисе нашего времени – о беженцах. И если бы была возможность, я назвал бы следующий фильм «Обещание-2».

Грант САРАФЯН

Реклама