КОРОТКО

Четыре года вне крайностей

08.09.2017 17:00 ПУЛЬС СТРАНЫ АНАЛИТИКА ПОЛИТИКА
Четыре года вне крайностей


 

Четыре года назад, 3 сентября 2013-го президент РА объявил в вхождении в Евразийский союз. В то время для многих это было неожиданностью и звучали обвинения, якобы «за одну ночь» было произведено резкое изменение курса страны. Но по крупному счету, этот шаг был результатом сбалансированной политики руководителя страны, и в принципе ничего неожиданного там не было.

 

От «или-или» к «и-и»

 

Правда, в то время в Армении проводилась довольно интенсивная работа по заключению соглашения об ассоциации с Евросоюзом, но это совершенно не означало, что в направлении евразийской интеграции работы не проводились. Серж Саргсян многократно озвучивал тот тезис, что для Армении предпочтителен вариант «и-и», то есть одновременно осуществлять интеграцию по двум направлениям без их противопоставления. Но Европа выставила предусловия «или-или».

И руководитель страны принял весьма логичное решение- если стоит выбор, с кем интегрироваться, то с точки зрения естественно будет интегрироваться с тем партнером, с кем наличествуют стратегические, союзнические отношения в военной и военно-политической сфере. В то время звучали заявления, что принятое Сержем Саргсяном решение очень плохое, или же наоборот, оно чудесное – расчудесное. Но оба подхода не корректны, так как это решение не является хорошим или плохим, оно является просто правильным.

Какие преимущества дали 4 года членства в Евразийском союзе или какие наличествуют проблемы- на сей предмет многократно звучали  мнения политических деятелей и экспертов. Безусловно, с точки зрения ограждения страны от потрясений довольно существенны социальные компоненты этого процесса – если бы мы получали энергоносители из России по европейским ценам, то столкнулись бы  с довольно  жестким ростом цен на все товары и услуги, плюс к этому иными были бы и условия семей, живущих за счет гастарбайторства в России.

Следует отметить, что во внешней политике Серж Саргсян проявил себя как умелый политический шахматист. Он, по сути, все 4 года  продолжал линию в направлении варианта «и-и». В принципе, мы стали свидетелями того, как Украина в результате топорного решения о евроинтеграции провалилась в пучину гражданской войны и потеряла Крым. Но в то же время наша страна не только сохранила внутреннюю стабильность, но и этой осенью мы выходим на финиш в вопросе евроинтеграции. Тот же самый Европейский союз предложил такую схему ассоциации, которая не противоречит Евразийскому союзу. И во всем этом наличествовала невидимая с первого взгляда часть, вернее, тот слой, который некоторые круги в упор не  хотели видеть.

Так, точно таким образом, как в 2013- м в упор не хотели видеть формулу «и-и» президента РА, теперь вдруг с удивлением обнаруживают, что до недавнего времени наша страна в рамках сотрудничества с НАТО не пропустила  ни одних  совместных маневров на территории Грузии. И это заметили только после того, как наша страна воздержалась от участия в последних маневрах. Но факт остается фактом, что российские партнеры всегда с пониманием относились к участию Армении в некоторых программах НАТО, и благодаря этим программам сейчас мы имеем миротворческие силы с высоким рейтингом, причем они высоко оцениваются и российскими экспертами. В принципе, накопленный на этом направлении опыт позволил тому же Юрию Хачатурову выдвинуть идею о необходимости  создании миротворческих сил ОДКБ, и в этом процессе, конечно, Армении достанутся лидирующие позиции.

Следует видеть и противоположный процесс - те же США с пониманием относились и относятся к нашим тесным отношениям с Ираном и тем более с Россией. И это мы увидели также, когда американцы озвучили амбициозные предложения в сфере альтернативной энергетики.

Как бы то ни было, на практике эти 4 года для нашей страны стали годами без впадения в крайности, а также благодаря этому мы  избежали попыток грубого давления.

 

Окончательная девальвация экстремизма

 

Многие из тех, кто выступают против Евразийского союза, довольно часто озвучивают вопрос: как можно быть  в одном союзе с Беларусией, руководимой весьма любящим турок и азербайджанцев диктатором Лукашенко. Но неужели это тяжелее, чем то, что Греция с Турцией входят в состав одной и той же структуры-  НАТО, притом, что вражда между греками и турками никогда не прекращалась?..

Следующий вопрос, вокруг которого никогда не было недостатка в истериках, это тот факт, что Армения на международных площадках всегда поддерживает Россию в вопросе Крыма. Насчет этого некоторые деятели постоянно шумят, мол, Армения оказывается в одной команде со «странами - изгоями». Но неужели приоритет права на самоопределение по отношению к территориальной целостности, являющийся важнейшей и неизменной составляющей курса Армении, не должен распространяться на Крым? И неужели есть что-либо предосудительного в том, что Армения в данном вопросе проявляет себя как надежный союзник?

Впрочем, за эти годы были попытки посредством всяческих цветных движений свершить в Армении то же, что и на Украине. Понятно, что  американцы не хотели смириться с той мыслью, что на Южном Кавказе позиции России более сильны. Но в условиях конфронтации и даже практических столкновений гигантов курс на избегание крайностей позволил нам не попасть им под ноги и сохранить стабильность, что для воюющей страны крайне важно. Правда, осуществлению цветных сценариев помешали и крайняя жадность и жлобство наших грантоедов, вечно прикарманивающих деньги, выделенные на революцию, но все же более существенным фактором является далекая от крайностей государственная политика.

За эти годы мы видели множество экстремистов, часть которых была безоружна, а часть вооружена,  зачастую довольно размытой была грань, где кончаются первые и  начинаются вторые. Но экстремистские движения провалились, в том числе и три попытки решить вопрос власти силой вооруженного мятежа. Прошло немногим более года после захвата полка ППС вооруженной преступной группой, но сейчас общественный рейтинг этой группы весьма низок. И поднять рейтинг не помогает и превращение судебных процессов в цирк, а также огромная пропагандистская работа по героизации боевиков.

А как же другие? Фактор Левона Тер-Петросяна и его необольшевиков и АНК полностью нейтрализован. Полный провал потерпел и такой проект, как блок «ОРО», за спиной которого вырисовывалась тень Роберта Кочаряна.

 В свое время мы постоянно видели Раффи Ованнесяна и Заруи Постанджян во всех процессах экстремистско-майданного типа. И где же теперь они? Улыбчивый и любящий со всеми ручкаться Раффи, непрерывно говорящий о «бархатной смене власти», вдруг решил публично  заключить в объятия Сержа Саргсяна. А крикливая Заруи Постанджян, которая многократно с парламентской трибуны озвучивала призывы захватить парламент и свергнуть конституционный строй, вдруг в годовщину арцахского референдума появляется в том же месте, где и Серж Саргсян, которого данная дамочка всегда стремилась свергнуть посредством революционного насилия. Так куда же делся ваш радикализм, дамы и господа, куда делась ваша решимость идти до конца, куда делись ваши заклинания против властей? Это вы отказались от экстремизма или же долгое время экстремизм был всего лишь вашей маской, составной частью вашего политического бизнеса, посредством которого вы выкачивали зеленые купюры из карманов американского налогоплательщика?

Кстати, блок «Выход», еще недавно призывавший выйти из состава Евразийского союза, хотя и озвучивает мысль, что уход из этого союза  - правильная идея, однако представители данного блока до сих пор не нашли ответ на вопрос: где и как начать данный процесс. По этой причине после шумного старта эта тема перешла в  полудремотное состояние, и ограничивается дежурными фразами. И мы даже не удивимся, если после начала осенних заседаний парламента представители «Выход»-а  будут говорить об этом с парламентской трибуны мало и без особого шума. То же самое  относится и к изначально скандальной идее о «десоветизации» названий пары-тройки улиц, каким-то образом сохранивших коммунистические имена. Примечательно, что блок «Елк» довольно вяло отреагировал на тот факт, что в Совете старейшин Еревана вопрос переименования похоронили на заседании профильной комиссии.

Теперь что же делать парламентским оппозиционерам? С одной стороны, им нужно резко выражаться против проводимой властями внешней политики, с другой стороны, их совершенно не привлекает незавидная участь экстремистов. В этом и заключен секрет нынешней оппозиции - хотя они привычны к экстремистскому словарному запасу, но одновременно не желают покидать уютную нишу штатной оппозиции и избирать ведущую к неудачам дорогу революционеров-экстремистов.

Ованнес ГАЛАДЖЯН

Реклама