КОРОТКО

«Действия захватившей полк ППС вооруженной группы были направлены не против власти, а против государства»

04.08.2017 17:30 ПУЛЬС СТРАНЫ
«Действия захватившей полк ППС вооруженной группы были направлены не против власти, а против государства»

Несколько дней назад Полк патрульно-постовой службы Полиции Армении посетили ряд граждан и возложили цветы, воздав дань уважения погибшим в ходе прошлогодних июльских событий полицейским, перед посвященным им обелиском. Причем, среди граждан были также служащие полиции, общественные, политические деятели, в их числе – ведущий эксперт Центра региональных исследований, глава Службы национальной безопасности Армении в 1994-95гг ДАВИД ШАХНАЗАРЯН. В связи с этим, в тот же день, в ходе брифинга для журналистов, он еще раз подчеркнул, что произошедшее было терроризмом, что и получило широкий отклик в прессе и соцсетях. Об этом и развернулась беседа  газеты «Аргументы недели Армении»  с Д. Шахназаряном.

«ЭТО БЫЛ ТЕРРОРИЗМ, ПРИЧЕМ, ЭТО МОЯ И ПРАВОВАЯ, И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА»

- Господин Шахназарян, многие политологи, политические деятели просто избегают называть захватившую полк ППС вооруженную группу называть террористами. По Вашему мнению, что же в нашей действительности подверглось деформации, что люди затрудняются называть явления своими именами?

- Я квалифицировал как терроризм совершенные действия вооруженной группы по захвату полка ППС. Причем, это моя и правовая, и политическая оценка. В плане многостороннего политического, международного восприятия в этих действиях присутствуют все основные элементы терроризма. Что касается правовой оценки, то в Уголовном кодексе РА есть статья «Терроризм», полностью соответствующая действиям по захвату вооруженной группой полка ППС и действиям вокруг него.

Приведенные «контраргументы» в связи с оказавшейся в прессе этой моей оценкой можно разделить на три группы.

Первая группа говорит, что даже правоохранители и прокуратура не предъявили такого обвинения. Однако этот вопрос нужно адресовать прокуратуре, хотя, в какой-то мере не принимаю, а предполагаю причины, почему такое обвинение не предъявлено.

Вторая группа говорит о побудительных мотивах, что вообще не является предметом серьезного обсуждения. Любое тяжкое уголовное преступление имеет какие-то мотивы, так же и терроризм. Тем более, во всем мире осуществляющие терроризм пытаются свои действия объяснить более или менее приемлемыми для общества какими-то мотивами и целями. Но эти побудительные мотивы не могут изменить правовую оценку преступления. Всего лишь могут повлиять на наказание в положительном или отрицательном плане.

И третья группа «контраргументов», она была о том, что некоторые люди говорят, что лично знают исполнителей действий. Это также нельзя серьезно воспринимать. Я тоже лично знаю некоторых членов группы и, откровенно говоря, в ходе всех действий, произошедших в прошлом году, меняя больше всего удивило одно обстоятельство, что был ограблен размещенный в полку ППС банкомат. Если пытаешься представить себя в качестве «идейного» борца, то как можно настолько опускаться?

«ДЕЙСТВИЯ ЗАХВАТИВШЕЙ ПОЛК ППС ВООРУЖЕННОЙ ГРУППЫ БЫЛИ НАПРАВЛЕНЫ НЕ ПРОТИВ ВЛАСТИ, А ПРОТИВ ГОСУДАРСТВА»

- Кстати, сегодня также члены вооруженной группы, захватившей полк ППС, даже в статусе обвиняемых пытаются выступать с призывами к восстанию и говорить, что имеют на то конституционное право...

- Судебный процесс пока затрагивать не хочу, об этом буду говорить по завершению судебного процесса. Касательно того обстоятельства, что пытаются все это представить как вооруженное восстание, я был категорически против и сейчас против проявлений решения какого-либо политического вопроса силой оружия. Мне, во всяком случае, из истории не известен какой-либо случай, когда после прихода к власти силой оружия создается правовое, демократическое государство. Наоборот, опыт показывает, что в подобных случаях начинается тяжелый, кровопролитный и продолжительный период насилия, примеров чрезвычайно много. Добавлю также, что эти действия были направлены не против власти, а против государства. Участники вооруженной группы многократно заявляли, что они не признают не власть, а это государство, государственность Арцаха и вообще  хотят создать государство какого-то нового типа. Тогда как нужно уметь отделять государство от власти.

- Пребывающий в несвободе лидер «Фронта общественного спасения Новая Армения» Жирайр Сефилян на днях призывал общество принять участие в судебном процессе, проходящем в Суде общей инстанции административных районов Аван и Нор Норк, по делу захватившей полк ППС группы, и при достаточном количестве окружить здание и принудить «колониальную» полицию освободить своих «военнопленных». Не свидетельствуют ли подобные заявления о том, что не было и нет каких-либо политических основ в действиях этой группы?

- Отмечу одну простую вещь: сразу после захвата полка ППС прозвучало лишь одно требование - освобождение Жирайра Сефиляна, затем требований постепенно стало больше и они изменились, и напомню: уже перед тем как сдаться, их последним и единственным требованием было то, чтобы президент Армении встретился с Жирайром Сефиляном. Конечно, ясно, эта встреча им была нужна, чтобы показать, что их дейстия носят политический характер. Кстати, пока не хочу говорить об этом, но обычно подобный терроризм без направления со стороны внешних сил не бывает...

«ЕСЛИ БЫ ОРУЖИЕ СЛОЖИЛИ РАНЬШЕ, ПО МЕНЬШЕЙ МЕРЕ ОДИН ПОЛИЦЕЙСКИЙ НЕ ПОГИБ БЫ»

- Вновь касаясь прошедших событий июля прошлого года, как Вы оцените шаги правоохранителей?

- Судя по результату, весьма положительно, поскольку, тем не менее, удалось убедить вооруженную группу, чтобы они сложили оружие. Полагаю, все это произошло бы раньше, если политические партии и гражданское общество с первого же дня потребовали бы этого. И если бы оружие сложили раньше, то по меньшей мере один полицейский не был бы убит. Скажу также, что события июля прошлого года показали, что для Республики Армения создание современного антитеррористического центра является императивом дня. В отличие от всех наших соседей и их соседей, международного терроризма в Армении, слава Богу, еще не было, но необходимость в таком центре есть и, повторяю, это императив дня. 

- Вы подчеркиваете необходимость создания антитеррористического центра, однако, у нашего общества по сей день пробуждаются первомартовские воспоминания, когда на площади видят человека в военной униформе...

- Оценку1-го Марта я в свое время давал, и по сей день эта оценка не изменилась. Монополия на применение силы всегда принадлежит государству, а если какая-либо негосударственная структура попытается предоставить самой себе такое право, то это серьезная угроза государственности. Другой вопрос, насколько соразмерно использует власть это свое право, однако, ни в коем случае не могут быть оправданными подобные действия со стороны негосударственных структур. 

 

«ПОЛАГАЮ, ВСЕ ПОДОБНЫЕ ПОПЫТКИ НЕ БУДУТ РЕЗУЛЬТАТИВНЫМИ»

- Тем не менее, учитывая те призывы или открытые письма, которые периодически появляются со стороны разных членов захватившей полк ППС группы, видите ли Вы вероятность повторения подобного рода действий?

- В июле прошлого года также – если и собрались митингующие в каком-то количестве, то полагаю, что это было следствием неправомерных действий полиции. Имею в виду не только дейстия в Сари Тахе, но и предшествующие этому шаги. Однако  больше всего вызывает сожаление, что некоторые очень уважаемые мною представители гражданского общества выступили и выступают в защиту этих действий, здесь, полагаю, есть довольно серьезная проблема. Оправдание попытки решения посредством оружия политических вопросов ни в политической, ни в правовой плоскости не может помещаться. В той же логике, оправдывающие захват полка ППС могут опрадать и исполнителей теракта 27-го октября.

Как Вы видите, партии, которые выступили в их защиту, маргинализировались и получили незначительное количество голосов во время парламентских выборов, что, по сути, и было оценкой нашего общества. Это были именно партии, которые длительное время не могли и так и не смогли сформировать какой-либо политической повестки, кроме требования смены власти. А гражданское общество – часть политической системы, причем, ее важная часть. Вижу тенденцию, что у некоторых лиц недовольство властью, превратившееся в ненависть, приводит к негативным проявлениям в отношении государства. А там, где партийные, групповые, личные или какие-то другие интересы начинают превалировать над государственными, там заканчивается патриотизм. Имеет место попытка смешать такие понятия, как «тяжкое преступление», «терроризм» и «патриотизм», тогда как здесь размежевание должно быть очень четким, и в этом отношении гражданскому обществу есть много чего делать. А термин «вооруженное восстание» в контексте внутриполитического инструментария для тех, кто пытается сформулировать это в качестве права, похоже, есть необходимость поставить их в известность, что этого термина в каком-либо международном документе или законодательстве какой-либо страны не существует. Более того, обосновано опытом многих стран, что успех подобных попыток становится злом для государства и народа, а в случае неудачи – для осуществивших ее.

В любом случае, как бы наше общество плохо не относилось к власти, оно не воспринимает и не воспримет такие действия, и все подобные попытки не будут результативными. В конце концов, гражданское общество должно защитить государство и государственность не только от властей, но и от подобного рода явлений и проявлений.

ГРАНТ САРАФЯН

Реклама