КОРОТКО

Прощай, Европа?! Здравствуй, султанат

21.04.2017 17:45 РЕГИОН
Прощай, Европа?! Здравствуй, султанат


Новая Конституция окончательно развяжет руки Эрдогану, позволив ему завершить проект «Новая Турция», о котором он так часто говорил своим избирателям. Это будет уже другая страна: с одной стороны, более сильная политически, великодержавная, с масштабными амбициями на международной арене. С другой, – антидемократическая, более авторитарная и консервативная, и, вполне возможно, со временем – и вовсе не светская страна

Конституционный референдум в Турции состоялся в воскресенье, 16 апреля. После нескольких месяцев напряженной агитации Турция сказала «да» конституционным изменениям, значительно расширяющим полномочия президента страны. С небольшим перевесом – 51,4% против 48,6% – сторонники поправок одержали победу. «Турция приняла историческое решение», – выразился президент Эрдоган за несколько часов до официального обнародования результатов. Премьер-министр Йылдырым заявил, что Турция открывает новую страницу в истории своей демократии. Вроде бы для всех и в самой Турции, и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана  на деле выполнил все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед. Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики.

Кстати. Как сообщает Euronews, за Эрдогана проголосовали более 60% турок, проживающих в Западной Европе, при том, что в самой Турции таких было лишь более 50%.

За поправки в основном голосовала центральная часть Турции, анатолийская провинция, где особенно высока популярность Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Например, в таких турецких областях, как Сивас, Эрзурум, Конья, Аксарай, Шанлыурфа, Бингель, «да» конституционным поправкам сказали более 70% человек. В Измире, Анталии, Эдирне, Айдыне и других районах Эгейского и Средиземноморского побережья, напротив, свыше 60% проголосовали против. Что касается крупных турецких городов Стамбул и Анкара, то там голоса поделились почти поровну, но  незначительный  перевес все же у сторонников «нет»: 51,4% – Стамбул; 51,1% – Анкара.

Кстати. Интересно распределились голоса турецкой диаспоры. Конфликт с европейскими странами сыграл здесь не последнюю роль, подняв рейтинг властей среди турецких мигрантов. В выгнавших недавно турецкого министра Нидерландах 71% турок проголосовал за конституционные поправки. В Бельгии, где сторонники и противники Эрдогана  пару недель назад устроили массовую драку с поножовщиной, «да» поправкам сказали 75% человек, в Австрии – 73%, в Германии – 63%, во Франции – 65%. 

На референдуме гражданам Турции было предложено  превратить  страну в  президентскую республику. Президент будет верховным главнокомандующим. Он будет наделен правом назначать военных на ответственные посты в армии. Пост премьер-министра будет упразднен, а право формировать правительство перейдет к президенту. Президент сможет также распускать парламент в любой момент. Состав парламента будет расширен с 550 до 600 депутатов. Минимальный возраст для кандидатов в депутаты будет снижен до 18 лет. Эрдоган при этом высказал желание видеть в парламенте больше молодых депутатов до 25 лет. Пятнадцать миллионов турецких молодых парней и девушек получили «письма от премьера» с призывом голосовать за конституционные поправки. А одна турецкая семья оригинальным образом продемонстрировала любовь к правящей партии и режиму, назвав ребенка Эвет, что переводится с турецкого как «да». Свое решение они связали с предстоящим референдумом, где скажут «да» сильной Турции Эрдогана. 

Кстати. Одна из поправок наделяет президента правом сохранять свою партийную принадлежность после вступления в должность - сейчас действует закон, по которому президент должен покинуть свою партию после избрания. Также «да» на референдуме дает Эрдогану право “обнулить” свои предыдущие сроки. В 2019 году кончается срок его президентских полномочий. Если поправки будут приняты, он сможет снова выдвинуть свою кандидатуру на выборах 2019 года и теоретически находиться у власти вплоть до 2029 года (т.е. два президентских срока).

Результаты референдума отразили глубокий раскол в турецком обществе: половина страны за сильного лидера, наделенного значительными полномочиями, половина против. Они полагают, что сильный президент и упразднение поста премьер-министра –  это прямой путь к установлению авторитаризма в стране. Половина поддерживает «Новую Турцию», проект Эрдогана. Другой половине такая перспектива совсем не нравится, потому что «Новая Турция» будет, по их мнению, более антидемократичной и навсегда свернет с европейского пути. Противники поправок также опасаются, что сейчас, после референдума, уже никто и ничто не помешает руководству провести еще по меньшей мере два новых: один по вопросу евроинтеграции, второй – смертной казни.  Ведь если смертная казнь будет возвращена, то вопрос евроинтеграции будет снят с повестки автоматически… 

Кстати. Пока Турция - единственная страна на Ближнем Востоке, где отменена смертная казнь. Сделано это было в 2004 году в качестве одного из условий для начала переговоров о вступлении Турции в ЕС. До этого смертная казнь в стране применялась регулярно, особенно после государственных переворотов. Поэтому и сейчас смертная казнь, если ее восстановят, будет относиться прежде всего к тем, кого обвиняют в причастности к неудачной попытке госпереворота в июле 2016 года, а также к бывшему  соратнику  Эрдогана, проживающему в США, имаму Фетхуллаху Гюлену.

Сейчас в Турции действует конституция, принятая в 1982 году после военного переворота 1980 года. По мнению многих турок (среди которых есть не только сторонники Эрдогана), она морально устарела, является наследием военного режима и нуждается в кардинальных поправках. Поэтому неудивительно, что необходимость подправить турецкую конституцию начала широко обсуждаться с 2002 года, когда к власти в стране пришла консервативная ПСР во главе с Эрдоганом. А со временем конституционные поправки и вовсе стали “идеей фикс” у Эрдогана.  

Историческая справка.  В первые годы своего правления ПСР объясняла необходимость переписать Конституцию требованиями ЕС, куда Турция тогда активно стремилась. В 2007 и 2010 годах прошли два конституционных референдума. В 2007 году турецкий народ одобрил введение  прямых  президентских выборов – до этого президент избирался парламентом. На  референдуме 2010 года поправок было больше. Среди них, например, пункт о передаче военных под юрисдикцию гражданских судов. Также парламенту  дали больше полномочий при  назначении  судей Конституционного суда,  прокуроров. Тогда конституционные поправки были в целом положительно встречены большинством населения – считалось, что такие шаги по демократизации необходимы как условие для вступления  Турции в ЕС.

Сейчас  ситуация  уже  иная. После многочисленных нелицеприятных упреков в адрес Брюсселя от турецкого руководства, открытых угроз поменять ЕС на ШОС, массовых арестов оппозиции и давления на СМИ говорить о евроинтеграции всерьез уже невозможно. Поэтому референдум 16 апреля был совсем не про ЕС. Он про усиление режима Эрдогана, про укрепление политической системы и про президентскую «сильную Турцию», как говорят сторонники перемен.  Положительный результат на референдуме – вопрос выживания для нынешнего режима, поэтому власти использовали все имеющиеся у них ресурсы.

Итоги референдума суммарно выглядят так: предсказуемая победа Эрдогана (вопрос о его собственной предсказуемости весьма спорный) и непредсказуемый  турецкий народ. Очень высока вероятность, что в ближайшее время массовые демонстрации противников реформ с требованием пересчета голосов начнут распространяться  по всей стране. Уже в начале подсчета большей части голосов, в Стамбуле и Измире начались массовые протесты против итогов референдума. Оппозиция в лице курдов и Народно-республиканской партии намеревается опротестовать результат, обвиняет власти в фальсификациях  и  требует пересчитать около 60% бюллетеней. Таким образом, выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступила в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения  Турецкой Республики.

Кстати. Новая президентская Турция уже пересматривает свои внешнеполитические  приоритеты. Уже сейчас Анкара все больше отдаляется от Брюсселя, игнорирует его критику, грозится поменять ЕС на ШОС. Со временем Турция и вовсе может официально отказаться от статуса кандидата на вступление в Евросоюз. Эрдоган говорит о том, что турецкий народ должен решить сам свое будущее и вопрос о евроинтеграции должен быть вынесен на референдум. Учитывая нарастающие  антизападные настроения в стране и все больший уклон в сторону консервативных  мусульманских ценностей, если такой референдум будет проведен, дороги Турции и ЕС, скорее всего, окончательно разойдутся. С НАТО также возникнут трудности. Уже сейчас Турцию можно назвать проблемной страной альянса, которая имеет собственную особую позицию и легко вступает в союзы с Москвой и Тегераном. Есть много спекуляций насчет того, покинет ли Турция НАТО, вступит ли в ШОС и так далее. Пока что турецкое руководство подыгрывает этим разговорам, используя их для шантажа своих союзников по альянсу. О скором выходе новой Турции из НАТО говорить не стоит, но вести с ней диалог союзникам будет все сложнее.

Европейские наблюдатели отметили, что голосование (даже сами бюллетени, где были напечатаны лишь 2 слова: “да” и “нет”) на референдуме не соответствовало международным стандартам. Эрдоган сказал, что Турция не "видит, слышит или признает" отчеты миссии наблюдателей ОБСЕ, и заявил, что некоторые европейские страны были больше против конституционных изменений, чем даже сама оппозиция Турции. На случай обострения отношений с европейскими странами, не признающими результаты референдума, Эрдоган уже заявил, что “сближение с Европой не входит в число приоритетов Турции”.  Ссора Турции с Европой обозначила глубокий идеологический раскол между европейцами и неевропейцами, т.е. многочисленными группами иммигрантов, в основном мусульман, которые интегрироваться в европейское общество так и не смогли и не разделяют его ценности, будь то в Нидерландах или в Германии. Турки, проживающие в Европе, продолжают жить в своих религиозно-культурных анклавах.  

Эрдоган стал  на  их  защиту: он защищает права мусульман, осуждает запреты на ношение хиджаба в общественных местах в ряде европейских стран, с самого начала сирийского кризиса принял рекордное количество беженцев. Для этой части турецкой диаспоры он никакой не тиран и диктатор, а великий человек, герой, истинный мусульманин и носитель консервативных ценностей, который не боится дать отпор любящей всех учить жизни Европе. На фоне роста исламофобии и рейтингов ультраправых партий в Европе образ Эрдогана-защитника как никогда уместен. Этот образ повышает его популярность среди значительной части мусульман по всему миру и среди его сторонников в самой Турции, что было немаловажно накануне референдума. В Турции уже все меньше равняются на Европу, с гордостью заявляя, что у них своя «консервативная демократия», которая ничем не хуже европейской.

Ну вот собственно и все, уважаемый читатель, что нужно знать о референдуме в Турции, Эрдогане и о новом “исламском султанате”.

Дм.Мартиросян

(martirossian@post.com)

 

 

 

Реклама