КОРОТКО

Что же еще мог обсуждать Эрдоган в Москве ?!

17.03.2017 17:15 РЕГИОН ПОЛИТИКА
Что же еще мог обсуждать Эрдоган в Москве ?!

Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров, в преддверии визита Эрдогана в Москву, заявил, что российский концерн «Алмаз-Антей» может произвести системы ПВО С-400 для Турции в случае подписания контракта с Анкарой. Налицо “заметный прогресс”: в то время как ранее Россия предлагала С-300, теперь она озвучила: «мы можем дать и С-400». Генеральный директор российской компании «Ростех» Сергей Чемезов также сообщил, что Россия и Турция ведут переговоры по вопросу продажи зенитных ракетных систем.

Глава пресс-службы президента России Песков рассказал журналистам, что стороны за время визита затронут вопросы практического взаимодействия, т.к. обе страны осуществляют на территории Сирии военную операцию. Песков заверил, что Путин и Эрдоган во время переговоров должны просто «сверить часы» и по остальным форматам двустороннего взаимодействия. Очевидно, что Москва и Анкара смогли преодолеть взаимные разногласия по сирийскому вопросу, что привело к возможности осуществлять совместные военные действия против исламистов в Сирии.

Кстати. Турция стала единственным государством – участником НАТО, которое ведет совместные с Россией военные действия в Сирии. Вместе с Эрдоганом для переговоров со своими российскими коллегами прибыл глава Минобороны Турции. Ранее тему взаимодействия в Сирии обсуждали между собой главы генеральных штабов России, Турции и США на встрече в Анкаре. Тот факт, что переговоры проходили в трехстороннем формате, может означать, что США не против взаимодействия Москвы и Анкары. Несмотря на то, что может складываться ощущение, что Турция начинает дрейфовать в сторону США в ущерб отношениям c Россией, приезд Эрдогана должен продемонстрировать обратное.

Противоречия между Россией и Турцией относительно отдельных аспектов урегулирования ситуации в Сирии действительно есть. Курдский вопрос — один из самых болезненных для российско-турецких отношений. В то время как Турция активно продвигает свою операцию «Щит Ефрата», и у россиян, и у турок есть собственные планы, особенно в курдском вопросе. В Турции считают, что курдские отряды в Сирии связаны с Рабочей партией Курдистана, которую в Турции считают экстремистской. Курды могут превратить прилегающие к границам Турции районы Сирии в курдские, изменив там состав населения. Россия, как, впрочем, и США, поддерживает курдские вооруженные группы в Сирии, которые ведут борьбу с джихадистами.

Нежелание потерять доверие курдских союзников в борьбе с исламистами заставило Россию и США практически пойти на совместные действия по защите курдов – например, согласие Сирии и России позволило США разместить своих военных в провинции Манбидж, где проживает курдское население, создав там буферную зону для его защиты. США также не нравится взаимодействие Турции с Ираном, государством, которое они считают крупным региональным противником, и Вашингтон может начать давить на Анкару, чтобы ирано-турецкое взаимодействие в Сирии прекратилось.

Почему  Турция  вдруг  начала  изменять  свои  военно-морские  приоритеты. Военно-морская стратегия Турции в части противодействия российской угрозе строилась на предположениях и допущениях из той эпохи, когда ВМС этой страны обладали относительным военно-морским превосходством, которое Анкара создала в Черном, Эгейском и в восточной части Средиземного морей. Турецкая военно-морская стратегия сегодня направлена на защиту территории страны и на нейтрализацию угроз интересам Турции в периферийных морях. Соответственно, главная задача турецких ВМС заключается в установлении контроля над морским пространством (хотя Анкара ничего не говорит, будет ли этот контроль абсолютным или ограниченным). Задачи второго и третьего порядка состоят в переброске сил и средств, а также в нанесении ударов по суше с моря. Изоляция морского района стоит лишь на четвертом месте. Такая вот концепция определяет характер и содержание проектов по модернизации турецких ВМС.

Кстати. В настоящее время Турция  задумалась о серьезных закупках в целях создания мощной организационной структуры флота, на что в немалой степени повлияла доктрина «морской силы» американского адмирала Мэхана. Планы Турции направлены на установление господства на море и проецирование силы. Для этого она планирует разработать и построить малозаметные фрегаты класса I, оснащенные 16 противокорабельными ракетами; фрегаты ПВО TF-2000, два десантных вертолетоносца на базе испанского универсального десантного корабля типа «Хуан Карлос I» (каждый стоимостью один миллиардов долларов с возможностью размещения F-35B), а также быстроходные эскадренные транспорты снабжения.

Однако Турция достаточно реалистично оценивает мрачную для нее картину. На Черном море баланс сил явно склонился в пользу России, у которой в составе флота имеются (а также строятся) надводные корабли-невидимки, такие, как сторожевые корабли серии «Адмирал Григорович», малые ракетные корабли типа «Буян-М» и дизель-электрические подводные лодки проекта «Варшавянка» (шестая /и последняя/ лодка именно этого типа недавно была передана флоту). Кроме того, Москва близка к созданию двух очень мощных зон A2/AD, которые будут примыкать к Турции с юга и с севера, серьезно ограничивая ее возможности по совершению маневров на море и в воздухе. В этой связи турецкой стороне необходимо стало переформатировать свою военно-морскую стратегию и создать собственные силы и средства воспрещения доступа и блокирования зоны, чтобы установить свой контроль на море.

Справка. Как правило, в моделируемых сценариях гипотетических военных действий, очень часто фигурирует  набор символов «A2/AD», который, по мнению аналитиков, оказывает решающее воздействие на баланс сил в регионе. Под аббревиатурой A2/AD подразумевается термин anti-access  & area denial  ограничение и воспрещение доступа и манёвра) — концепция сдерживания противника (обычно комплексом вооружений), путем создания повышенной опасности для дислоцирования или перемещения сил противника в защищаемую местность. Термин стал особенно широко применяться экспертами в современной военной науке с момента разработки Россией и Китаем дальних ракетных систем из ОТРК, ПВО  и противокорабельных ракетных комплексов, которые создают «защитную сферу», в которую войска НАТО не могут проникнуть без риска неприемлемого ущерба.
В сегодняшних условиях  установление контроля над морским пространством  - это очень дорогостоящая и обременительная задача для ВМС, особенно в узких и полузакрытых морях и прибрежных водах, которыми окружена Турция. Если не будет неожиданных прорывов в военном деле  и не появятся уникальные противоракетные системы (такие, как эффективное оружие направленной энергии), то стратегия A2/AD с ее силами наземного базирования и с серьезными возможностями для нанесения ударов со сплошным поражением одержит верх над концепцией корабельной обороны.

Кстати. Турецкая военная промышленность уже довольно давно разрабатывает отечественные противокорабельные и крылатые ракеты воздушного базирования. По первому типу ракет с 2009 года ведутся работы в рамках проекта ATMACA/«Ястреб». Цель проекта — создать отечественную противокорабельную ракету с такими же характеристиками и дальностью, как Harpoon Block II, которую планируется убрать с турецких надводных кораблей и подводных лодок. Что касается крылатых ракет воздушного базирования, то турецкий боеприпас для поражения целей без захода в зону ПВО (модель В-1) имеет дальность более 180 километров и оснащен автоматической тепловизионной инфракрасной головкой самонаведения, способной распознавать цели, что дает ему возможность поражать движущиеся надводные объекты. Эти ракеты уже установлены на самолетах турецких ВВС F-4E 2020 Terminator и F-16 Block 40. Кроме того, сейчас создается версия ракеты увеличенной дальности и модель с улучшенными характеристиками малозаметности, которую планируется размещать во внутренних отсеках F-35.

С учетом географического положения Турции — а это сужения между Черным и Средиземным морями, протяженная береговая линия вдоль узких и полузакрытых морей — мобильное оружие наземного базирования и приборы обнаружения существенно усилят турецкие ВМС. Не менее важно также  создание интегрированного противовоздушного щита большой и малой дальности. С такой “коллекцией игрушек” Турция сможет практически закрыть свои прибрежные воды для проникновения любого противника, а также создавать ему угрозу и вести беспокоящие действия в Эгейском море, в восточном Средиземноморье и в южной половине Черного моря.

Каковы бы ни были российские намерения (или последние признаки турецко-российского сближения), у Анкары немало причин для создания и укрепления собственной системы A2/AD. В наше время быстрых технологических прорывов и неопределенности в стратегической обстановке, Турцией выбрана осторожная и оборонительная военно-стратегическая концепция. Полная неопределенность, которую создала новая администрация США в отношении перспектив НАТО, и изменения в обстановке на турецкой границе требуют скорейшего создания «пузыря» воспрещения доступа/блокирования этой зоны. Такой «пузырь» позволит Турции лишить возможности проникновения противника в ее прибрежные воды и воздушное пространство. Надежная система A2/AD также дает Турции возможность практически ответить на критику, звучавшую во время предвыборной кампании Трампа, когда он заявлял, что союзники по НАТО должны вносить свой вклад в общую копилку, увеличивая военные бюджеты, а не пользоваться “задарма” гарантиями безопасности со стороны США. Поэтому Турция с помощью своих союзников по НАТО просто будет обязана создать собственный щит A2/AD, укрепляя таким способом свою оборону и оборону Запада. Экономическое благополучие Турции очень сильно зависит от внешней торговли, и если т.н. “российскую зону” воспрещения/блокирования в Сирии не сдержать, она в будущем может создать очень серьезную угрозу Турции. А если отношения Анкары с Западом серьезно ухудшатся, система A2/AD приобретет еще большее значение. Например, если возобновятся споры между Турцией и Грецией в Эгейском море и на Кипре, то ВМС Греции вполне могут получить поддержку со стороны ВМС европейских стран-членов ЕС. В этом случае пользы от турецких систем вооружений, предназначенных для «проецирования силы», будет очень мало. С другой стороны, наземная оборонительная система A2/AD даст Турции остро необходимый инструмент сдерживания и обеспечит защиту ее морских путей, чего не могут сделать сегодня дорогостоящие и весьма уязвимые системы «проецирования силы».

 Дм.Мартиросян

(martirossian@post.com)


 

 

Реклама