КОРОТКО

Три сценария раздела Сирии

17.02.2017 17:25 РЕГИОН
 Три сценария  раздела Сирии

 

Мирные переговоры между правительством и повстанцами начались в казахстанской Астане почти через шесть лет сирийской войны. Переговоры  организовали Россия, Турция и Иран. США приглашены не были и делегатов не направили. Повстанцы утверждают, что в первую очередь хотят вести переговоры о перемирии. Однако аналитики уже спекулируют о том, разделят ли державы Сирию на свои сферы влияния и какими они будут.

На своей пресс-конференции перед турне по странам Персидского залива президент Турции Эрдоган обозначил цели и рамки своей политики в Сирии. Он отметил, что Эль-Баб  вот-вот падет, а новая задача — Ракка и Манбидж. При этом рамки, о которых идет речь, — создание в северной Сирии освобожденной от террористов безопасной зоны площадью четыре-пять тысяч квадратных километров и ее превращение в запретную для полетов зону, а также размещение в этом регионе коренного населения вместе со специально созданной национальной армией. Планы в отношении Ракки и Манбиджа показывают, что Турция настаивает на своей политике в Сирии. При этом поиски согласия и координации между Россией и США будут, как известно, представлять собой сложный процесс. Наглядный тому пример — удар российской авиации по турецким военным в Эль-Бабе и нынешние споры о «координации». Опять же из-за беспокойства по поводу продвижения сил ССА при поддержке Турции режим Асада может пойти на более глубокое сотрудничество с курдами. В дополнение ко всем этим прогнозам главные изменения могут произойти тогда, когда администрация Трампа сформирует свою ближневосточную политику. Администрация Трампа, которая в качестве двух целей определяет «борьбу с ИГИЛ» и «сдерживание Ирана», все еще не смогла стать внутренне целостной командой…

Распад Сирии уже происходит. Страна может быть разделена на сферы влияния иностранных игроков. Встречу в казахстанской Астане собрала новая ось Москва — Анкара — Тегеран. И именно об их планах аналитики размышляют прежде всего. По словам российских аналитиков, Москва сохранит влияние в регионе, который населяют алавиты. Речь идет о приморской зоне, где в 1920 — 1936 годах существовало т.н. Алавитское государство с центром в Латакии. Там находятся используемые россиянами военные базы Тартус и Хмеймим. Алавиты, хоть и являются меньшинством, образовывали костяк предвоенной Сирии, к ним относятся сам президент Асад с семьей.

Анкара и Тегеран решили “не  отставать”.  Турция (и не только она), по словам российских экспертов, определила себе сферу влияния на севере Сирии, заняв военными силами территорию между городами Азаз, Аль-Баб и Джарабулус. По всей видимости, это произошло с согласия Москвы и Дамаска, которые во время взятия города Аль-Баб воздержались от нападения на турецкую коалицию. Россияне, вероятно, согласились на отход боевиков из повстанческой части Алеппо  прежде всего потому, что определенная часть их собиралась принять участие в боях под Аль-Бабом — на турецкой стороне против радикальных исламистов.

 Что касается Ирана, то аналитики также признают его право на часть Сирии. Раздел на сферы влияния, если он действительно планируется, мог бы произойти по тем позициям, которые занимают подразделения турецких и сирийских правительственных войск. А так как иранские войска сегодня взаимодействуют с российскими ВКС, вполне обоснован и трехсторонний формат. Как видно, российские аналитики излагают варианты в условном наклонении. И тем не менее: Сирия действительно разбита, и иностранные государства и группировки действительно удерживают значительную часть ее территории.

Кстати.  Некоторые уже даже начали претворять в жизнь свои планы и организуют трансферы населения. Конечно, отдельные этно-религиозные группы перемещаются на  протяжении всей гражданской войны, и было бы наивно полагать, что бегств и изгнаний не будет. Британская газета The Guardian, однако, сообщила о четко сформулированном плане, к реализации которого уже приступил шиитский Иран и союзническое движение «Хезбалла». Согласно плану, на территории между ливанской границей и условной линией, соединяющей Дамаск и Хомс, в будущем не будет проживать ни одного суннита.

Иными словами: этно-религиозное изменение, а с ним и возможное разделение Сирии (президент которой Асад является, скорее, вассалом, нежели союзником России и Ирана), из неконтролируемой военной фазы переходит в фазу организованную. Это происходит еще и потому, что режим в Дамаске хоть и выжил благодаря союзникам, уже крайне истощен как в экономическом, так и в военном отношении. Еще в прошлом году, по всей видимости, шиитские бойцы из-за рубежа (Ирана, Ирака, Афганистана, Ливана и так далее) по численности, как минимум, сравнялись с собственными кадрами сирийской армии. Т.е., здесь все происходит постепенно, и не стоит забывать, что речь идет о предположениях. Однако мало кто сомневается в том, что Москва  крайне заинтересована в выходе к Средиземному морю близ сирийских городов Тартус и Латакия.

Иранский коридор.  Шиитский Иран целенаправленно добивается создания коридора между Заливом и Средиземным морем: из Ирака через Сирию на юг Ливана, где хозяйничает «Хезбалла». Израильские журналисты, да и не только они, предполагают, что по этому коридору «Хезбалле» будет поставляться иранское оружие, т.е.к самым границам Израиля. Во время операции «Щит Евфрата» Турция действительно взяла под контроль часть Сирии близ своей южной границы и начала борьбу с сирийскими курдами, которые заручились поддержкой только со стороны непредсказуемого Запада.

А что другие игроки, которые вовлечены в Сирийский конфликт? Страны Залива, похоже, заняли оборонительную позицию, хотя, возможно, лишь выжидают, какую политику будет проводить на Ближнем Востоке новый совершенно непредсказуемый американский президент Трамп.

Кстати.  Удивляет, что саудовский король Салман, выступая в декабре перед (неизбранным) парламентом, ни разу не упомянул ситуацию в Сирии, несмотря на то, что за несколько дней до этого шиитская коалиция, сирийская армия и Иран со своими союзниками взяли ту часть Алеппо, которую удерживали суннитские повстанцы. А ведь Залив их поддерживал. Быть может, монарху было стыдно за поражение, или он уже махнул рукой и на повстанцев, и на Сирию?

Сценарии раздела. Можно только предполагать, как Сирия будет разделена: неформально или же появятся новые образования, пусть и в довоенных границах страны. Напрашиваются три сценария: суданский, боснийский и ливанский. Первый означает возникновение двух (или более) суверенных государств. У боснийских образований есть даже общий флаг, а глава государства — коллективный, чтобы были представлены все основные народности. Общее правительство, однако, очень слабое. Ливан же вблизи Сирии создал сложную структурную систему, в которой посты во власти распределяются по этно-религиозному принципу. Также возможно, что сферы влияния возникнут не на бумаге, а только в головах сирийцев и их зарубежных покровителей…

Да, Сирия может также фактически остаться унитарным государством под руководством людей Асада. Однако никто не знает, как невоенными средствами заставить подчиняться целые регионы, восставшие против президента, и тех, кто “вкусил независимости”, в частности курдов.

Кстати.  Из содержания недавних телефонных переговоров Трампа с руководством стран Персидского залива становится понятно, что свои усилия по сдерживанию Ирана он начнет с Йемена, дабы начать писать историю успеха и продемонстрировать Персидскому заливу решительный настрой на сотрудничество. Самая деликатная часть этого уравнения — Сирия и Ирак. В Сирии США должны вести определенный торг с Россией. В Ираке наблюдается открытое неповиновение. С иракским правительством необходимо реализовать «процесс отщепления от Ирана», но пока неясно, как это сделать. Но, в конце концов, уже сейчас становится понятно, что региональная политика Трампа поднимет новую геополитическую волну.

Могу сказать, что извлечь из этого выгоду или, по крайней мере, понести от этого меньший урон смогут те государства, которые способны выстоять на поле боя. И заявление Эрдогана о Ракке и Манбидже, а также его турне по таким странам, как Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия, я рассматриваю как «подготовку» к приближающемуся периоду.

Так, в ходе выступления в IPI (International Peace Institute) в Бахрейне Эрдоган призвал Совет сотрудничества стран Персидского залива взять на себя ответственность за региональные проблемы, в том числе сирийский и палестинский вопросы. Формула — «активное сотрудничество стран региона для решения собственных проблем».

Когда ожидается, что Трамп объединит страны Персидского залива против Ирана, этот призыв показывает: Турция возьмет на себя активную инициативу на региональном уровне. А предупреждение Эрдогана о том, что «страны региона должны быть хозяевами своего будущего», обладает историческим значением. Для стран Персидского залива передать все  США — это не решение. Для преодоления регионального хаоса, который принесет “период Трампа”, необходимы качества сильного игрока и сотрудничество стран в регионе.

Дм.Мартиросян

(martirossian@post.com)

 

 

Реклама